1. Главная страница
  2. Новости
  3. СМИ о нас
  4. Битва за больного. Кому выгодны преследования врачей и проверки клиник

Битва за больного. Кому выгодны преследования врачей и проверки клиник

Битва за больного. Кому выгодны преследования врачей и проверки клиник
28 мая 2021 г.
Просмотров: 435

Как простая жалоба пациента, поданная на эмоциях или от обиды на свою болезнь, может лишить врача и клинику репутации, а то и вовсе обернуться уголовным преследованием.

До недавнего времени словосочетание «дело врачей» ассоциировалось лишь с небезызвестным периодом советской истории. Сегодня эти слова вновь обретают актуальность. Происходит это благодаря активно развивающейся тенденции уголовно преследовать медиков из-за жалоб пациентов, жалоб зачастую необоснованных и надуманных.

Особенно заметно это явление в сфере лечения сложных заболеваний, в частности, онкологических болезней. Главный вопрос - кто и что стоит за давлением на отдельных медиков и клиники и к чему такая тенденция может привести?

«Врач не должен камуфлировать»

Летом 2020 года глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин заявил, что в большинстве случаев вины медиков в трагических ситуациях с пациентами нет. Позднее, в январе 2020 года, глава Росздравнадзора Михаил Мурашко (занял впоследствии пост министра здравоохранения) отметил, что медикам следует нести уголовную или административную ответственность только в том случае, если они допустили сознательную халатность.

«Врач не должен камуфлировать. Но если существует угроза уголовного преследования, то это происходит неизбежно, когда по истории болезни мы не можем оценить достаточно детально, что произошло. Поэтому уголовное преследование врача должно быть минимизировано, к этому должно быть четкое показание – только халатность. Все остальное должно уходить не в уголовное поле, и к этому приходят все главы министерств здравоохранения»,  –  отметил Мурашко на Гайдаровском форуме-2020.

Между тем, количество уголовных дел в отношении медиков, а также разбирательств в отношении клиник продолжает расти. В 2020 году СК РФ возбудил 2,1 тысяч уголовных дел в отношении врачей. Правда, в суд были направлены всего 332 дела. Соотношение явно указывает на то, что большая часть дел была возбуждена «на пустом месте», по причине того, что недовольный пациент пожаловался, а органам пришлось отреагировать.

Как ранее отмечал глава СК Александр Бастрыкин, растущее количество уголовных дел связано с увеличением обращений граждан. Иными словами, пациентские жалобы не могут оставаться незамеченными - органы просто обязаны на них реагировать даже в том случае, если жалоба возникла из-за недопонимания или обиды на якобы косой взгляд врача.

«Сама по себе жалоба — это определенный сигнал, просьба о помощи, и здесь очень важно разобраться в сути, в причинах проблемы. Люди теряют своих близких, попавших в силу определенных проблем со здоровьем в медицинское учреждение. Отчасти предсказуемо, что в такой ситуации первыми под удар попадают медики, которые были рядом»,— заявил председатель СК РФ в интервью «Российской газете».

Как жалоба превращается в оружие против конкурентов

В целом глава СК прав, говоря о том, что пациентская жалоба  это своего рода способ выпустить пар. Однако, если копнуть глубже, станет понятно, что простая жалоба, родившаяся от обиды или на эмоциях, может обернуться серьезными проблемами как для отдельно взятого врача, так и для целой клиники.

В апреле 2021 года крупная столичная клиника «Медицина 24/7», специализирующаяся, в частности, на лечении онкологических заболеваний, оказалась в центре скандала. Это произошло после того, как родственники одной из пожилых пациенток Тамары Гулия заявили, что врачи клиники якобы незаконно удерживают больную. При этом незадолго до распространения обвинений, родственники пациентки оставляли положительные видео-отзывы о лечении на сайте клиники. Руководство «Медицина 24/7» объясняет сложившуюся ситуацию конфликтом внутри семьи пациентки, возникшим из-за борьбы за наследство.

«Фактически возникла внутрисемейная ситуация — спор из-за наследства между разными родственниками. Одни родственники, чтобы отстранить от наследства других, решили обвинить нас в том, что мы якобы удерживаем пациентку, якобы не даем лечения, морим голодом, поэтому ее нужно забрать в другое лечебное учреждение. Мы спокойно коммуницировали с ними в плане перевода пациентки в паллиативный центр. Родственники, по сути дела, совершили это [перевод] вопреки воли пациентки, потому что она не хотела уходить. Но родственники, чтобы заставить ее переписать завещание, устроили вот эти письма, участвовали в ток-шоу», — отмечает в беседе с Anews главный врач клиники «Медицина 24/7» Олег Серебрянский.

Скандальный случай быстро подхватили СМИ, многие из которых поспешили сообщить, что в отношении клиники якобы еще в самом начале скандала было заведено уголовное дело. По словам главврача клиники, это не так.

«Никаких дел против нас не было. Дело появилось спустя 12 дней, а конкуренты раструбили, что это случилось давно. И мы задали следователю вопрос - почему возбудили дело вообще, какой состав преступления? На что нам сказали “ну пресса же!”. То есть пресса выступила на стороне людей-мошенников»,  — рассказывает Олег Серебрянский.

История Тамары Гулия вышла на новый виток несколько дней назад  после того, как ее дочь признали потерпевшей по делу. Кстати, сама дочь Тамары Гулия относится к скандалу и разбирательствам вокруг лечения матери скептически. Женщина уверена, что ее маму попросту используют.

«Я считаю, что клинику кто-то пытается "заказать", а моя мама получилась в этой ситуации крайней», — приводит слова женщины издание «Дни.ру».

Предположения дочери Тамары Гулия о том, что клинику кто-то пытается «заказать», звучат вполне оправданно. На сегодняшний день онкология является одной из самых дорогих областей медицины. Несложно догадаться, что конкуренция в этой области максимально жесткая. Из чего следует, что соперничающие лечебные учреждения могут использовать любые методы для устранения конкурентов, в том числе  жалобы пациентов, создавая на их основе скандальные истории для прессы.

О том, что бизнесмены порой используют нечестные методы борьбы друг с другом в виде «натравливания» проверок на основе жалоб, говорит и уполномоченный по защите прав предпринимателей в городе Москве Татьяна Минеева.

«Да, предприниматели отмечают, что в конкурентной борьбе зачастую используется «запрещенные приемы» —  их пускают в дело те, кто не готов к честной конкуренции. Иногда для этих целей используют как инструмент обращения в органы КНД.  Этот прием в основном используется в сферах, связанных с сервисом и заботой о здоровье: общепите, медицине, бытовом обслуживании. Опишу ситуацию: пациентка после оказания услуг в ООО «Институт профилактики» обратилась в Федеральную службу по надзору в сфере здравоохранения с жалобой на проведение медицинского освидетельствования без лицензии, — рассказывает Anews Татьяна Минеева. — Эксперты pro bono оказали юридическую поддержку при составлении протокола об административном правонарушении, Аппарат Уполномоченного принял обращение ООО “Институт профилактики” в работу. Мы добились победы: решением суда было отказано в привлечении общества к административной ответственности. Отмечу, что взаимодействие с органами КНД – одно из основных направлений деятельности Уполномоченного. В Индексе административного давления за 2020 год году столица переместилась с 42-го места на 13-е место среди всех субъектов Российской Федерации. Это очень важный итог большой совместной работы всех участников процесса».

Между тем, разбирательства в отношении истории Тамары Гулия продолжаются. Как отмечает Олег Серебрянский, в заключении о тактике лечебного процесса в действиях клиники не было усмотрено ничего, что можно было бы трактовать как причинение вреда здоровью пациентки. Сама клиника на сегодняшний день продолжает работу в обычном режиме.

«Если бы у сотрудников правоохранительных и надзорных органов были веские основания для прекращения нашей деятельности, это было сделано незамедлительно», — говорит Олег  Серебрянский.

Чем чреваты безосновательные жалобы на врачей

О том, что давление со стороны общественности и СМИ нарастает в трагических масштабах, а профессия врача постепенно криминализируется, медики говорят не первый год. Показательно в этом смысле громкое дело гематолога Елены Мисюриной, которую обвиняли в смерти пациента, приговорили к двум годам колонии, но впоследствии отменили решение.

Стоит признать  современное законодательство достаточно сурово по отношению к медикам. И часть пациентов этим обстоятельством попросту злоупотребляют. Иначе как объяснить тот шквал жалоб, которые ежегодно поступают в инстанции разных уровней, а после проверок в значительной части оказываются несостоятельными?

«Порядка 25 тысяч жалоб ежегодно поступает от населения. Из них на частные клиники приходится менее пяти тысяч. Хотя частных клиник в Москве, например, больше. Порядка тысячи государственных и порядка 10 тысяч частных», — приводит цифры Олег Серебрянский.

Не исключено, что проблему с «жалобами на пустом месте» могла бы решить система ответственности, работающая по принципу наказания за клевету.  Депутат ГД Виталий Милонов полагает, что обществу на сегодняшний день остро не хватает защитных механизмов от необоснованных жалоб на врачей, бизнес и госорганы.

«Одержимый жалобщик в одиночку способен буквально парализовать и заморозить работу целого ведомства или соответствующей организации. Думаю, что государственным органам необходимо предусмотреть «защиту от дурака» в вопросе рассмотрения жалоб и обращений. В конечном итоге, от потока кляуз страдают обыкновенные люди, ждущие решения настоящих проблем», — поделился в беседе в Anews политик Виталий Милонов.

Не согласится с парламентарием сложно, ведь тенденция «кошмарить» врачей, жаловаться на медиков по любому поводу приводит главным образом к снижению популярности профессии врача.

«Журналисты своими высказываниями ведут к тому, что в медицину идут все меньше и меньше людей. В профессии и так дефицит кадров. Я не могу ни за какие деньги найти хорошего главврача. Лечиться будет не у кого через 10 лет. Ну пересажают всех, умные люди скажут, а зачем мне такие проблемы? Врач учится 10 лет, потом начинает работать, через 15-20 лет становится профессионалом, который может браться за реально сложные случаи. И дальше какой-то человек, который считает, что его обидели или просто хочет решить какие-то свои проблемы, заявляет, что я его плохо лечил. И 20 лет моей жизни насмарку? И зачем мне такая работа? А потом все будут кричать, что у нас нет врачей», — рассуждает Олег Серебрянский.

Отдельный момент, который беспокоит доктора Серебрянского  нападки на частную онкологию и призывы запретить лечить раковые состояния в коммерческих клиниках.

«СМИ подняли бучу по поводу частной онкологии. Ну хорошо, закроют частную онкологию, куда вы денетесь, когда вас лично это коснется?»,— говорит Олег Серебрянский.

Слова гендиректора «Медицины 24/7» о дефиците врачей подкрепляются статистикой.  В 2020 году Росстат впервые раскрыл данные о регионах РФ, в которых наблюдалась нехватка врачей. В общей сложности на конец 2018 с самым острым дефицитом докторов столкнулся Камчатский край, где не были закрыты 20% вакансий. На втором месте  Смоленская область. На третьем  Псковская область.

86bac13837f6c6abcca90b7bbee5d11d.jpg

Проблема нехватки врачей не остается незамеченной правительством.  В 2020 году в послании Федеральному собранию президент Владимир Путин ставил задачу обеспечить систему здравоохранения на всех уровнях кадрами к 2024 году.

«70% учебных мест станут целевыми по специальности «лечебное дело», 75% — по направлению «педиатрия». По самым дефицитным направлениям ординатуры — 100%. При этом должны быть гарантии трудоустройства будущим выпускникам. Целевое обучение нужно предусмотреть и для федеральных центров», — говорил президент.

Кто страдает больше всего?

Можно долго рассуждать, кто острее страдает от необоснованного давления на медиков, от надуманных жалоб пациентов и конкурентной борьбы участников рынка. Однако факт остается фактом: сильнее всего эта тенденция бьет не по врачам, не по владельцам клиник, а по самим же пациентам.

Конкурентные войны начинаются и заканчиваются, а болезни, в первую очередь, опасные виды рака никуда не деваются. В конце концов, их должен кто-то лечить. Очевидно, что в условиях непрекращающегося прессинга медработников, желающих спасать заниматься этой профессией будет становиться меньше с устрашающей скоростью.

Источник: https://anews.com/

Закажите обратный звонок и наши специалисты оперативно свяжутся с вами!
Нажимая на кнопку "Жду звонка", я даю согласие на обработку персональных данных