1. Главная страница
  2. Новости
  3. СМИ о нас
  4. Рекомендации онкологическим больным в период пандемии

Рекомендации онкологическим больным в период пандемии

Рекомендации онкологическим больным в период пандемии
7 мая 2020 г.
Просмотров: 200

Люди с диагнозом «рак» находятся в зоне риска заражения. Для них болезнь особенно опасна. При онкологическом заболевании высок риск серьёзных осложнений, которые могут привести к смерти. О том, как жить в условиях пандемии людям с диагнозом «рак», рассказал в эфире телеканала «Россия 24» и.о. главного врача клиники «Медицина 24/7», врач-онколог, хирург, кандидат медицинских наук Пётр Сергеевич Сергеев.

Ведущий: Здравствуйте, дорогие друзья. На телеканале «Россия 24» мы продолжаем экспертный разговор. Сейчас само слово «Здравствуйте» приобретает свой исконный характер. Это не только приветствие, но и пожелание здоровья. Сейчас это очень актуально. Пожелать здоровья в первую очередь хочется людям, которые находятся сейчас в группе риска. Речь не только о пожилых людях с хроническими заболеваниями. Им нужно соблюдать особые меры предосторожности. Еще большие меры предосторожности нужно соблюдать людям с онкологическими заболеваниями. Об этом как раз хотелось бы сейчас поговорить. У этой категории людей особенно много вопросов накапливается. Попробуем сейчас на основные из них получить ответы. С нами на связи Пётр Сергеев, кандидат медицинских наук, врач высшей категории, хирург-онколог. Пётр Сергеевич, здравствуйте.

Сергеев П.С.: Здравствуйте, Дмитрий. Здравствуйте, все. В первую очередь хотелось бы поздравить с 1 мая, с праздником всех трудящихся. Как вы видите, я нахожусь на работе. Поэтому с праздником. Здравствуйте.

Ведущий: Для нас сейчас что дома, что на работе, уже давно примерно одинаково. Так что тоже всех приветствуем. Призываем, конечно, по возможности, оставаться дома. В данный момент об этом уже неоднократно говорили. Пётр Сергеевич, возвращаясь к нашей тематике. Давайте начнём с того, какие рекомендации Вы сейчас даёте Вашим пациентам в связи с той эпидемиологической обстановкой, которая сейчас сложилась? Понятно, что люди, которые проходят сейчас у вас лечение, они на иммуносупрессорах, у них снижен иммунитет. Если они заболевают коронавирусом, получается, что их организму нечем бороться с этой заразой.

Сергеев П.С.: Да, я прекрасно понимаю. На самом деле, система наблюдения онкологических пациентов, в том числе тех, кто проходит химиотерапию, отработана у нас уже не первый год. С помощью отдела координации, в котором работают врачи-координаторы, наши помощники, они постоянно на связи с пациентами. Мы акцентируем внимание на соблюдении режима самоизоляции. Но я могу сказать, что пациентам, проходящим химиотерапию, не надо объяснять, что не надо выходить на улицу. Они всё и так понимают. Они очень беспокоятся. Что было создано в момент этой пандемии. Во-первых, мы сделали специальную аптечку. Она всегда была. Только сейчас мы дополнили её специальными препаратами. Врачи-координаторы стали чаще выходить на связь с пациентами, обзванивать, спрашивать, как дела, беседовать с ними, делать эпид-анализ.

Ведущий: Скажите, пожалуйста. Уточняющий вопрос. Эти препараты, они специфические для больных именно онкологией или это просто поддерживающие препараты, которые можно применять и другим людям?

Сергеев П.С.: Безусловно, противоопухолевые препараты мы выдаём только в том случае, если у нас есть гарантия, что они будут проходить лечение по месту жительства. А так мы выдаём общеукрепляющие препараты, противовоспалительные препараты и т. д. Но, если вдруг у пациента возникает ситуация с подозрением на какое-то воспаление или вирусную патологию, или что-то иное, то связующим звеном здесь отдел по координации, который собирает документы. Прежде, чем мы вызываем пациента к себе, мы запрашиваем все документы, возможность прохождения обследования по месту жительства. Если это невозможно, мы можем всё это сделать у нас. Единственное, что у нас сформирован «красный коридор», отдел безопасности и маршрутизация. К примеру, раньше, когда человек приходил или приезжал, мы могли его госпитализировать за 5–10 минут. Сейчас это время увеличилось до 20 минут. Не вижу в этом ничего плохого.

Ведущий: То есть пришлось немного реорганизовать то лечебное пространство, которым вы располагаете?

Сергеев П.С.: Не то, что немного. Могу сказать, что мы заблаговременно подготовились к этой ситуации. Создан отдел безопасности, который вот уже без выходных работает 2,5–3 месяца. У нас ежедневные совещания. Мы обсуждаем и строим маршрутизацию. На данный момент она сделана таким образом, что у нас поток амбулаторных пациентов никаким образом не пересекается с первичными.

Ведущий: Этим как раз и занимается отдел безопасности. Просто у многих людей отдел безопасности связан с охранниками в чёрных костюмах, которые стоят и не пропускают, если нет документов. Здесь имеется в виду противоэпидемиологическая безопасность.

Сергеев П.С.: Наша задача состоит в том, чтобы разделить онкологических пациентов, которые проходят лечение в стационаре от пациентов, проходящих химиотерапию амбулаторно, а также от тех пациентов, кто обратился к нам в первый раз.

Ведущий: В связи с этим ещё такой вопрос. Сейчас достаточно проблематично передвижение людей между регионами. В принципе, федеральные трассы открыты. Но когда человек приезжает из Москвы в какой-нибудь другой регион, он должен будет пройти двухнедельную самоизоляцию. Грубо говоря, можно сказать жёстче, сесть на карантин на две недели. Поток пациентов из других регионов к вам снизился?

Сергеев П.С.: Да, поток пациентов из регионов снизился. Я думаю, процентов на двадцать. Тем не менее, они едут. Опять же, мы с помощью отдела координации запрашиваем заблаговременно документы, их рассматриваем. Врачи отправляют им письма, дополнительные справки о том, что пациент вызывается в медицинское учреждение. Бывают такие ситуации, когда эти люди по каким-то причинам не могут доехать, потому что в каждом регионе губернаторы устанавливают свои меры безопасности и правила выезда/въезда. Поток снизился. С другой стороны, те пациенты, которые привыкли проходить лечение в онкологических диспансерах, которые профилировались, сейчас обращаются к нам. Поэтому у нас баланс сохранён. Загруженность коечного фонда у нас осталась на том же уровне. Лечение проходит в полной мере. Всё, как обычно. Единственное, длительность самого момента госпитализации первичного пациента стала чуть-чуть длиннее.

Ведущий: А так местные власти идут на встречу, когда речь идёт об онкологических больных?

Сергеев П.С.: Да, безусловно. Идут на встречу.

Ведущий: Пётр Сергеевич, Вы говорите, что на 20% снизился поток. Опасно ли это для регионов?

Сергеев П.С.: Это очень опасная для них ситуация. При отсутствии лечения, если мы говорим про онкологию, опухолевый процесс усиливается, опухоль увеличивается в объёмах. Чем больше становится опухоль, тем выше риск появления метастазов. Это проблема. Повторяю, мы круглосуточно принимаем документы в электронном виде. Рассматриваем их, даём рекомендации. Если мы сталкиваемся с тем, что пациент находится в регионе, где ожесточённые меры профилактики, то мы даём рекомендации о том, что делать в данной ситуации врачам по месту жительства. Мы связываемся с ними. Если нет, мы пытаемся всячески упростить маршрутизацию поездки пациента из региона к нам в стационар. Могу сказать, что большая часть пациентов, боявшихся ехать по этим причинам, всё-таки доезжали к нам. С нашей помощью, с помощью нашего отдела координации.

Ведущий: Пётр Сергеевич, Вы говорите, что на 20% снизился поток. Опасно ли это для регионов?
Сергеев П.С.: Это очень опасная для них ситуация. При отсутствии лечения, если мы говорим про онкологию, опухолевый процесс усиливается, опухоль увеличивается в объёмах. Чем больше становится опухоль, тем выше риск появления метастазов. Это проблема. Повторяю, мы круглосуточно принимаем документы в электронном виде. Рассматриваем их, даём рекомендации. Если мы сталкиваемся с тем, что пациент находится в регионе, где ожесточённые меры профилактики, то мы даём рекомендации о том, что делать в данной ситуации врачам по месту жительства. Мы связываемся с ними. Если нет, мы пытаемся всячески упростить маршрутизацию поездки пациента из региона к нам в стационар. Могу сказать, что большая часть пациентов, боявшихся ехать по этим причинам, всё-таки доезжали к нам. С нашей помощью, с помощью нашего отдела координации.

Ведущий: Пётр Сергеевич, больницы сейчас реорганизуют свою деятельность для того, чтобы оградить больных и людей, у которых может быть подозрение на вирусную инфекцию, от людей, которые уже проходят определённое лечение в стерильной зоне. До этого были очень большие опасения, что онкологические клиники могут попасть под перепрофилирование. Сейчас было принято решение этого не делать. Давайте всё-таки для руководителей некоторых регионов расскажем, что может случиться, если они примут решение это сделать.

Сергеев П.С.: Этого делать категорически нельзя. Понятно, что это материя такая гуттаперчевая, хрупкая. Если перепрофилировать центры, у которых высокий койко-оборот пациентов, которым оказывается помощь, то получится ситуация, что у пациентов произойдёт рестадирование. Те пациенты, у которых первая или вторая стадия онкопроцесса, будут рестадироваться в третью — четвёртую стадии. Получится такая ситуация: федеральные центры не станут принимать на госпитализацию пациентов с четвёртой стадией, которые ранее были операбельны. Произойдёт перегрузка онкологических профильных учреждений в регионах. Произойдёт переполнение диспансеров, поликлиник пациентами, которые ухудшились по каким-то причинам. Участятся случаи, при которых пациентам будут отказывать в лечении. Не надо забывать самое главное, что коронавирус, пандемия — это опасно, но смертность от онкологических заболеваний по всему миру имеет первое место. Нельзя ни в коем случае переставлять акценты. Как оказывалась онкологическая помощь, так она и должна оказываться.

Ведущий: Я очень надеюсь, что нас сейчас услышали. Предупреждён, значит вооружён. Этого делать категорически нельзя. Пётр Сергеевич, чисто теоретически, Вам ещё наверное не приходилось, а может и приходилось сталкиваться с пациентами с онкологией, которым был поставлен диагноз «коронавирусная инфекция». В чём особенности лечения таких пациентов. Наверное, приходится делать вывод, что первичнее, что нужно сделать в первую очередь: избавить пациента от коронавирусной инфекции, либо продолжать противоонкологическую терапию?

Сергеев П.С.: Как Вам известно, вирус запускает каскад реакций. Когда у пациента возникают осложнения, вирус в этот момент отсутствует. Если даже предполагать, что онкологический пациент переболел вирусом, и у него случилось осложнение, надо понимать, какое это осложнение. Большая часть протоколов химиотерапии имеют интервал две — три недели. Это тот период, который соответствует самоизоляции. Или это тот период, за который возможно дома попытаться убрать эту симптоматику и пропить какой-то радикальный симптоматический курс препаратов. В этом плане у нас, как у онкологов, мало, что изменилось. Мы как давали пациентам аптечку, контролировали приём профилактических препаратов, направленных на стимуляцию работы костного мозга, чтобы был нормальный иммунитет, все эти меры у нас сохраняются. Нам практически удалось не растерять пациентов. Мы очень плотно за ними наблюдаем. По поводу компьютерной томографии. Самый часто задаваемый вопрос — как часто можно её делать. Все онкологические пациенты, находящиеся на лечении, будь то операция или химиотерапия, проходят компьютерную томографию по плану. Просто интервал от полутора до трёх месяцев был. Сейчас мы на нашем аппарате компьютерной томографии снизили лучевую нагрузку вплоть до того, что в течение одного месяца любой человек может без какого-либо вреда здоровью сделать 5–7 исследований. Сейчас мы участили график выполнения компьютерной томографии грудной клетки и у пациентов, и у наших сотрудников.

Ведущий: Пётр Сергеевич, вопрос к Вам, как к врачу, который смотрит на вещи через призму своей профессии. Обычно, когда у человека имеется хроническое заболевание и возникает вирусная угроза, сразу понимаешь, где проблема, где она может обостриться. Какие проблемы в онкологии обострила вирусная инфекция?

Сергеев П.С.: Тут всё зависит от организации тех или иных учреждений. Очень много зависит от команды. Могу сказать о нашем опыте. Первый месяц мы практически не вылезали с работы и занимались реорганизацией всего нашего лечебного процесса. Это очень непростое дело. Как показала практика, весь этот труд был проведён не напрасно. Сейчас сформирован «красный коридор», введена маршрутизация. Мы разделили потоки пациентов, внедрили все меры профилактики, как для пациентов, так и для нашего медперсонала. Всё зависит от организации. Безусловно, мы работаем в соответствии с указами президента, мэра и премьер-министра. Все эти приказы постоянно обновляются. Мы всё это внедряем в нашу практику.

Ведущий: Организационные моменты сейчас очень важны в этой ситуации. В некоторых ситуациях случается так, что пациентов охотнее принимают молодых, крепких, с хорошей иммунной системой, у которых есть большой шанс на выздоровление. Менее охотно, в некоторых клиниках, принимали пациентов, у которых дела обстояли не так хорошо. Насколько эта проблема обострилась?

Сергеев П.С.: Это очень большая проблема на данный момент. Чем старше пациент, особенно, если у него есть какая-то онкологическая патология, тем выше риск осложнений. Как только фигурирует это слово, большая часть учреждений от пациента отказывается. Не хотят портить статистику и боятся встретиться с той ситуацией, когда пациент приехал с переломом какой-то кости и длительное время лежал дома. Ему необходимо эндопротезирование сустава, но у него пневмония. Врачи и администрация даже не хотят разбираться, из-за чего возникла пневмония. Стандартная внебольничная пневмония или инфекция. Для этого мы закупили все экспресс-тесты, не только на COVID-19, но и на бактериологический посев, на мокроты, посев крови, её свёртываемость. Они помогают узнавать природу пневмонии. Всё зависит от организации. Проблема того, что в других клиниках неохотно берут пациентов, существует.

Ведущий: Пётр Сергеевич, у нас осталось двадцать секунд. Давайте их потратим на то, чтобы Вы обратились к людям, оказавшимся в такой ситуации. Наверняка им сейчас требуется психологическая поддержка.

Сергеев П.С.: Если у вас случилась такая ситуация, держите себя в руках, самоизолируйтесь. Всю подробную информацию вы можете найти в интернете. Существуют клиники, которые готовы и продолжают лечение онкологических пациентов. Госпитализации по прежнему осуществляются. Поэтому не пугайтесь, держите себя в руках. В случае возникновения каких-либо симптомов, обращайтесь, звоните. Есть call-центры, отделы координации, которые скажут, что вам делать в данной ситуации. Лечение онкологических пациентов продолжается.

Ведущий: Пётр Сергеевич, спасибо Вам огромное за этот разговор. Напомню, мы беседовали с кандидатом медицинских наук, хирургом-онкологом, врачом высшей категории Петром Сергеевым. Спасибо.

Метериал взят с сайта www.vesti.ru