Информация, представленная на сайте, носит ознакомительный характер и не является публичной офертой.
Имеются противопоказания, необходимо проконсультироваться со специалистом.
Госпитализация больных с острыми сосудистыми нарушениями (инсульт, инфаркт, транзиторная ишемическая атака, ОНМК и др.) не производится.
Порядок обработки звонков и Порядок госпитализации

FAQ о международной клинике Медика24: всем, кто боится позвонить, написать, приехать и, наконец-то, получить правильное лечение!

FAQ о международной клинике Медика24: всем, кто боится позвонить, написать, приехать и, наконец-то, получить правильное лечение!

Всем, кто боится или боится признаться себе в том, что боится лечения. Именно этим пациентам и их родственникам адресован данный текст.

Как перестать боятся и начать жить?

Почему кто-то из наших пациентов приезжает в международную клинику Медика24 из других стран (Япония, Казахстан, Германия) и, получив долгожданное лечение, уезжает с самым главным результатом — здоровьем, а кто-то звонит, пишет, консультируется по скайпу, пересылает стекла и блоки, и все не приезжает? А Вы лично хотите вернуться домой, к своему врачу, который отказал Вам в праве на здоровье, жизнь или праве на материнство, и бросив на стол свой медицинский эпикриз, сказать: «а вот в Москве мне смогли помочь!»?

Давайте разберем по-порядку все Ваши страхи.

Спросить врача международной клиники Медика24

«Международная клиника Медика24 — частная клиника»: лучше обратиться в заслуженные государственные лечебные учреждения, например, в Российский онкологический научный центр или в Институт имени Герцена.

Репутация этих лечебных учреждений складывалась десятилетия, и она основывалась на реальных достижениях советской медицины. С этой поры прошло почти три десятка лет. Сменилось не одно поколение врачей. Кроме того, полностью сменился технологический уклад — пришли принципы доказательной медицины, высокотехнологичное оборудование для диагностики и лечения, стандарты и протоколы лечения изменились, индивидуальные лекарственные препараты и иммуногенетика стали повседневной реальностью.

На фоне всех этих изменений, мы почему-то находимся в плену стереотипов по отношению к самому ценному, что у нас есть — собственному здоровью. Важен не столько правильный выбор лечебного учреждения, сколько правильный выбор лечащего врача — того самого человека, которому Вы доверите свое здоровье и свою жизнь! Поэтому мы рекомендуем выбирать конкретное лечебное учреждение и конкретного врача, собирая всю возможную информацию из доступных источников — социальных сетей, интернета, личного общения. Выбирайте и душой, и сердцем, и умом!

«Москва — это место, где меня обманут»: москвичи на всех пациентов из регионов смотрят, как на добычу, которую хотят обобрать.

В любой профессии — и врача, и пекаря, и токаря есть 5–7% людей, которым не все равно. Все, что они делают, они делают профессионально, невзирая на выходные и праздники. Во врачебном мире частота таких людей примерно одинакова и в России, и в Израиле, и в Германии. Это небезразличные люди, которые искренне сопереживают пациенту, желают его скорейшего выздоровления, стремятся докопаться до истинных причин болезни; эти люди не унывают в самых безнадежных ситуациях и заражают своей уверенностью больных.

Нам удалось собрать команду таких замечательных специалистов, без труда которых мы не смогли бы оказывать качественную медицинскую помощь в международной клинике Медика24. На сайте в раздел «Врачи» мы добавили цитаты из реальных отзывов больных, чтобы у Вас сложился правильный контакт с нашими врачами. Теперь и ваша очередь ехать в Москву, в международную клинику Медика24.

fak-o-klinike3

«Зачем ехать так далеко, в Москву! Везде все одинаково!»: приедешь, потратишь кучу времени и денег, и опять все будет безрезультатно.

Принципиально, в нашей стране последние 2–3 года внедряются единые федеральные стандарты лечения онкологических и других заболеваний. Но это теория. На практике уровень профессионализма врачей, материально-технической оснащенности лечебных учреждений, снабжения расходными материалами и медикаментами отличаются кардинально, создавая непреодолимую пропасть между Москвой и Владивостоком.

Только 2 простых примера: лапароскопическая хирургия требует крайне большого количества разнообразных вспомогательных устройств, позволяющих сократить внутренние повреждения при проведении операций, общая стоимость которых существенно превышает заложенные даже в квоты по высокотехнологичной медицинской помощи значения. Для сравнения для левосторонней гемиколэктомии с лимфодиссекцией эти цифры составят 330.000 (себестоимость) и 250.000 (объем покрытия по квоте). Как результат, большой объем реконструктивной лапароскопической хирургии выполнять невыгодно даже крупному государственному ЛПУ.

«Лучевая терапия» входит в федеральные стандарты лечения онкологических заболеваний, но ее доля составляет около 15% в общем объеме оказания услуг. Если же Вы станете пациентом, например, Российского центра рентгенорадиологии по федеральной квоте, то доля «лучевой терапии» в Вашем лечении составит почти 50%. Хотя такой схемы комбинированной терапии Вам бы не предложили в Хабаровском или в Красноярском областном онкологических диспансерах. Почему?

Хотите простой тест для Вашего онколога в регионе? Скажите, что Вы хотите сдать иммуногенетический тест на дефекты генов в полном геноме. И получив негативный ответ, что «он Вам не нужен» или «у нас его не делают», берите билет и приезжайте в Москву!

Позаботьтесь о себе, запишитесь на консультацию сейчас

Нажимая на кнопку "Записаться", я даю согласие на обработку персональных данных
Сообщение отправлено!
ожидайте звонка, мы свяжемся с вами в ближайшее время

«ДОРОГО! Будет очень дорого!»: у меня не хватит денег, чтобы оплатить лечение. И что мне делать потом?

Мы готовы составить Вам предварительную калькуляцию на весь объем оказываемой медицинской помощи на основании Ваших медицинских документов, включая выписки, результаты диагностических исследований, а также заочной консультации по электронной почте или Skype. По нашей практике, разница между предварительной калькуляцией и окончательным счетом, если лечение шло по плану, и не произошло тяжелых осложнений, не превышает 5–6%.

«Мы сделаем все бесплатно!»: мы договоримся о квоте по ОМС или квоте по ВМП. Ну, да, она нам обойдется в небольшие деньги, но все равно дешевле, чем оплачивать все лечение.

Начнем с того, что давать взятки за право на внеочередное получение квоты на бесплатное лечение — это преступление, и для берущего, и для дающего. Мы работаем честно. Но приведу пример от противного — время может быть упущено безвозвратно: к нам обратилась семья молодой женщины с раком матки на 2-й стадии, с целью проведения радикального лечения. После составления калькуляции от продолжения лечения в клинике они отказались, мотивируя это тем, что они будут получать помощь по квоте. Квоты они дожидались около 9 месяцев, не получая никакой терапии. Исход был закономерен, но печален — через 9 месяцев ей отказали в оперативном лечении, поскольку из-за распространения опухолевого процесса он перешел из 2-й в 4-ю стадию. В результате она обратилась к нам в клинику, но средства, которые могли бы пойти на радикальное лечение и продление жизни на 10–15 лет, были потрачены на сохранение остатков здоровья в течение 6 месяцев, после чего пациентка скончалась.

fak-o-klinike1

«Мне везде отказали! И тут откажут!»: если я безрезультатно обратился во все крупные государственные лечебные учреждения Москвы, съездил в лучшие частные клиники Израиля, Германии и Швейцарии без эффекта, что еще мне могут предложить в частной клинике Москвы?

«Отказники» — это наша «любимая» категория пациентов. Эти пациенты отчаялись найти правду: многие годами безуспешно пытаются поставить точный диагноз, подобрать правильную схему лечения, добиться полной реабилитации после сложной операции или комбинированной терапии. Мы помогаем: среди поставленных во время научных консилиумов международной клинике Медика24 диагнозов есть и такие, которые в мировой литературе описаны всего лишь десятками случаев, как например, болезнь Крейцфельда-Якоба.

Среди выполненных нами операций есть и одновременная установка обходных анастомозов (аутошунтов) от аорты до бедренной артерии и от бедренной артерии до нижней половой вены, которая заняла почти 12 часов.

Среди выхоженных нами пациентов есть пациенты в вегетативном состоянии, проведшие в метадоновой коме более 8 часов и месяц в коме на искусственной вентиляции легких. Почему? Нам это интересно. Это наша работа!

«Мало отзывов в интернете: если о враче нет нескольких сотен отзывов, надо поискать другого».

Слыть или быть? Вот в чем вопрос! В нашей стране есть лишь несколько уникальных специалистов, которых можно пересчитать по пальцам двух рук, у которых есть и потрясающие результаты лечения сложных больных, и есть обширная информация о враче-специалисте в интернете, и, в частности, в социальных сетях и на Youtube. У большинства врачей хватает сил или лечить хорошо, или создавать красивый PR себе любимому. Менталитет большинства хороших врачей формировался еще фразой первого наркома здравоохранения СССР Николая Семашко: «хорошего врача прокормят больные, а плохие нам без надобности». Поэтому они считают, что лучшая реклама — это сарафанное радио.

«Врачи слишком молодые! Какой у них может быть опыт: как можно доверять врачу, который выпустился из института всего 10 лет назад!»

Не будем вспоминать Аркадия Гайдара, командовавшего полком в 1500 сабель в возрасте 19 лет! Давайте вспомним, что 90% нобелевских лауреатов получили свои звания за открытия сделанные в возрасте 28–32 лет. И не будем забывать, что у врачей синдром «профессионального выгорания» наступает в среднем через 15 лет после выпуска из медицинского института, и что через 10 лет после окончания института в медицине остается всего лишь 10% от числа выпустившихся врачей. Поэтому врач спустя 10 лет после окончания института еще интересуется своей специальностью, еще хочет преуспеть в профессии, еще с душой относится к своей работе. Но за 10 лет врач уже успел сделать все свои основные ошибки, поэтому наверняка доктор предпримет все возможное, чтобы Вам помочь!

Консультация врача онкоцентра международная клиника Медика24

«У меня редкая форма заболевания!»: поскольку я занимаю руководящую должность, то лечить надо по-другому!

Даже если Вы так не говорите, и даже говорите, что так не думали, но в практике мы часто встречаемся с таким стереотипом. Если пациент получает медицинскую помощь за свои деньги, а не бесплатно, в рамках полиса ОМС, то он считает, что он болеет по-другому, и его лечить надо по-другому. На самом деле, все гораздо проще: в состоянии любого пациента нужно разобраться, понять его мотивацию на длительное лечение, подобрать схему терапии оптимальную по составу и скорости достижения результата и минимуму побочных эффектов. В этом секрет успеха врачебного коллектива международной клиники Медика24. Нас интересует конкретный больной со своей конкретной болезнью — и мы лечим именно его!

Обратитесь к врачу, мы сможем вам помочь. Запишитесь на прием по телефону: +7 (495) 230-00-01