Продолжаем лечение от рака...

Просмотров: 137
Вертебропластика (цементирование) пораженного метастазами позвоночника, чтобы бабушку не парализовало

Я недавно писала длинный пост о том, каково это — лечить бабушку от рака молочной железы в России.

Там было и о том, чего это стоит в плане денег, а также про усилия и нервы. Учитывая, что бабушке на момент диагноза было 74, она нормально себя чувствовала, у нее не самый агрессивный вид опухоли — ее отказались лечить в федеральном онкоцентре, отговаривали от операции на I (!) стадии. Хотя тогда это могло помочь.

Плюс бабушкины личные заморочки, что она не будет лечиться, вообще, и в областном онкодиспансере, в частности (мы живем не в Москве, а в соседнем регионе). Короче, бабушка почти 8 лет пила от рака только таблетки Тамокисфен за 100 рублей, которые ей вообще назначили неверно, как мы потом узнали.

Когда она в свои 81 решила прекратить даже это лечение — мы еле нашли клинику, где бы ее взяли с таким диагнозом в таком возрасте. Даже частные не хотели связываться. Но мы нашли «Медицину 24/7» и там нам помогли. Бабушку обследовали, обнаружили, что уже началось метастазирование, и главное — убедили продолжать лечиться.

Те, кто считает, что я тут заказные рекламные посты пишу — просто дальше не читайте, пожалуйста. А я готова хвалить эту клинику и считаю, что про таких врачей необходимо рассказывать. Потому что, когда оказываешься в такой ситуации и везде слышишь отказы — руки опускаются. А тут нам дали надежду. Дальше информация для тех, для кого ценность жизни родного человека — выше, чем стоимость лекарств, операций и пр.

Так вот, у бабушки рак молочной железы дал метастазы в кости скелета, а именно — в позвоночник. Это стало ясно по результатам ПЭТ летом 2019 года. Нам назначили терапию двумя препаратами: Фемара сдерживала рост опухолей, а Зомета предотвращала разрушение костной ткани. И все было более-менее хорошо до ноября, когда у бабушки заболела спина. Сначала не очень сильно, потом буквально с каждым днем все хуже. Дошло до того, что она просто проводила почти весь день полусидя в постели, вставала только в туалет.

Мы обратились снова к нашему онкологу в Медицине 24/7. Записались на онлайн-консультацию по скайпу. У них официально есть такая возможность. Дороже, чем очный прием, но если учесть дорогу до Москвы и обратно — то иногородним даже выгоднее.

Перед этим отправили доктору свежие снимки МРТ грудного отдела позвоночника, где был очаг боли. МРТ делали в нашем местном диагностическом центре — за 3 800.

Цена вопроса:

  • МРТ — 3 800 руб.
  • Консультация онколога, к.м.н. по скайпу — 6 300 руб.

Итого: 10 100 руб.

На снимках врач увидел, что метастазы разрушили несколько позвонков в грудном отделе. Позвонки от этого деформировались, сдавливали нервы, отсюда такая сильная боль.

Но мало — боль. Хуже всего, что в позвоночнике из-за этого образовались условные «дыры» в пяти местах, где плотной костной ткани почти не осталось, и в этих местах позвонки такие хрупкие, что в любой момент может произойти перелом, просто под весом тела. А учитывая, что у бабушки в ее 82 уже давным-давно остеопороз, риск в разы выше. То есть буквально со дня на день она может перестать двигаться насовсем. Надо было делать операцию, причем экстренно.

Через 2 дня нас госпитализировали.

Выход в таких ситуациях медицина уже придумала — нужно укрепить позвонки искусственно. Раньше для этого вкручивали металлические конструкции в позвоночник, сейчас уже есть более гуманный способ — вертебропластика. Патологические пустоты заполняют «костным цементом». Это специальный состав на основе акрила.

Его вводят в пораженное место через небольшой прокол в коже длинной иглой. Сначала он жидкий, заполняет все полости в поврежденном позвонке, возвращает ему нормальный объем и форму, а потом быстро застывает и становится прочным.

Этот цемент сам по себе обладает цитотоксическим — губительным — действием на клетки злокачественных опухолей, и к тому же нагревается до 60–70 градусов. То есть он сначала «выжигает» раковые клетки (это упрощенно, врачи называют это элиминацией), а потом заполняет все оставшееся от опухоли пустое место.

Главное, что вертебропластика делается не под общим наркозом, а под местным. Для пожилых это особенно важно. Поскольку процедура малоинвазивная — то есть без разрезов, через проколы в коже, пациента оперируют под С-дугой (мини-рентген). Врач все время смотрит на монитор и видит там позвоночник, нервы, сосуды, иглу, контролирует все движения, чтобы ничего не повредить.

Нашей бабушке вертебропластику делали в 3 захода. Сначала 2 очага, на следующий день еще 2, и еще 1. За один раз было бы очень сложно: каждая операция длилась 2,5–3 часа, все это время надо лежать на животе абсолютно неподвижно. Пожилому человеку, еще и крупной комплекции, это далось тяжело.

Но хирург был потрясающий — Ахов Андемир Олегович, очень заботливо отнесся к бабушке, непрерывно ее подбадривал, говорил, что она замечательно держится.

Всего мама с бабушкой пробыли в клинике 5 дней. На следующий день после третьей операции наша бабуля в палате… пела и танцевала! А вставала уже через 3 часа. Мы сначала насторожились: думали, это действие каких-то препаратов. Но потом решили, что если у человека прошли адские боли, которые мучали его месяц — наверное, такой подъем настроения нормален.

Да, боль от поврежденного позвоночника исчезла. Какое-то время беспокоили места проколов, но ей делали ежедневные капельницы, облегчали состояние.

Через 2 дня после операции бабушку увезли домой. Чувствовала она себя хорошо практически сразу, хотя восстановительный период длится до сих пор — почти 2 месяца нельзя сидеть: только лежать или ходить/стоять. После операции, уже дома, мама колола бабушке кеторол для обезболивания послеоперационных ран — такая необходимость была всего несколько дней.

Цена вопроса:

  • Операция с пребыванием в стационаре и всеми исследованиями до и после — 719 600 руб.

act-vertebroplastica-31012019

Стоимость немаленькая. Наверное, можно было найти, где ее делают дешевле. Но мы уже сталкивались с тем, как недели уходят на беготню по очередям за разными направлениями и анализами, после чего нас все равно отказывались лечить и уж тем более оперировать.

А здесь в цену входили и 2-местная палата, и все обследования, и анализы, и приемы нужных врачей до и после операции, вообще все манипуляции, имеющие отношение к вертебропластике — до последнего укола. За эти деньги мы сэкономили километры нервов и бабушкино хрупкое (на тот момент буквально) здоровье. Привезли человека, который уже еле шевелился, через 5 дней забрали человека, который поет и приплясывает.

Наш хирург, доктор Ахов, звонит минимум раз в неделю, контролирует процесс восстановления.

Еще после операции у нас была повторная консультация онколога. Доктор заменил нам препарат Зомета на Эксджива. Это уже моноклональное антитело, препарат нового поколения, должен действовать лучше — препятствовать и разрушению костей и появлению боли.

Стоимость ежемесячных лекарств выросла с 18 000 до 30 000. Но главная проблема в том, что Эксдживу очень сложно купить. У нас в городе ее нет вообще. В Москве можно найти в 5–6 местах. Никакие интернет-аптеки ее не доставляют — условия хранения очень жесткие, температурный режим нужно строжайше соблюдать. Приходится самостоятельно ездить в Москву и везти препарат оттуда в специальном термопакете.

Также она всё еще принимает Фемару, 7 300 руб.

Цена вопроса:

  • Ежемесячные лекарства — 30 000 руб. вместо 18 800 руб.

Чуть больше месяца дела шли замечательно. А потом у бабушки снова заболела спина. Совершенно в другом месте. И заныла нога. Мы были в ужасе. Позвонили Ахову, объяснили. Получили указание сделать МРТ поясничного отдела.

Цена вопроса:

  • МРТ — 3 800 руб.

Слава богу, на МРТ нет новых метастазов! Но есть грыжа межпозвонкового диска. Кто бы пару лет назад сказал, что мы так обрадуемся бабушкиной грыже, мы бы не поверили. Но по сравнению с метастазами — это хорошая новость.

Грыжу можно держать под контролем консервативными способами: физиотерапией и лекарствами. Нам назначили 7 дней делать капельницы: Дексаметазон, Трентал, Лазикс и Эуфиллин. Это препараты против воспаления, повышенного давления и отеков, и для профилактики тромбоза.

В сочетании со специальным корсетом получается вполне эффективно. Бабушка относительно нормально себя чувствует, сама себя обслуживает, готовит, ходит в магазин.

Бабушка так впечатлилась, что сочинила врачам благодарственное стихотворение. Доктор прочитал его на планерке коллегам, сказал — все растрогались почти до слез.

Я тоже от всего сердца благодарю этих Врачей.

Наш доктор Ахов, хирург-вертебролог.

А всем вам и вашим близким желаю здоровья!

Начало истории

Источник: портал D3.RU.